Share...
21 Nov 2013 11:54

15:54

Последние новости

ОПРОС

Нравится ли вам дизайн нашего сайта?
Результаты

Реклама

  

Эксклюзивное интервью с Расимом Агаевым (ФОТО/ВИДЕО)

Дата: 21-11-2013 | 10:35

«Без агрессивной Армении, Кавказ перешел бы в эпоху своего расцвета»

Эксклюзивное интервью Minval.az с одним из ведущих политологов Азербайджана Расимом Агаевым

 

- Вчера состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана. Заявлений для прессы по итогам встречи президенты не сделали. Впрочем, сама встреча была короткой. Как вы прокомментируете ее итоги? Можно ли считать ее неудачной?

- Нет. Нельзя считать, что встреча оказалось провальной. Просто, я думаю, что ожидание нашей общественности, в частности журналистов, были несколько завышенными. С чем это связано, это уже другой вопрос, но, в общем-то, главной задачей встречи было придание импульса переговорному процессу. Как вы помните, президенты, в последний раз встречались в 2010 году в Казани, и разошлись не на самой дружеской ноте. Так, что та задача, которая была определена инициаторами встречи - а ими были сопредседатели Минской группы, сюда подключились также турки,- в результате президенты сели за стол переговоров, что немаловажно в таких переговорных делах. Разрушить, выйти из переговоров всегда можно, но вернуть, посадить за стол политиков – это требует серьезных усилий посредников. Когда великие державы призывают к переговорам, то деваться некуда. Но надо, чтобы державы этого захотели. Нужна определенная степень готовности. Поэтому с этой точки зрения, то чего лично я ожидал от этой встречи, случилось. Была достигнута договоренность о встрече, которая состоится очень скоро в Киеве, также намечено сближение министров иностранных дел, создание рабочих групп. Как говорил незабвенный Михаил Сергеевич Горбачев: «Процесс пошел!». Другой вопрос в том, к чему он приведет. Новый этап будет проходить уже в изменившихся условиях, что тоже будет накладывать отпечаток и на позиции сторон, и на поведение самих участников переговоров.

 

- А чьи позиции в переговорном процессе на сегодняшний день, на ваш взгляд, более сильны?

- Объективно говоря, позиции Азербайджана были всегда сильнее. Почему? Потому что речь шла фактически о посягательствах на его независимость, суверенитет, на территориальную целостность. Все это порушено на глазах мирового сообщества. И поэтому радость, которую испытывают армяне в связи со своими успехами, которые как показывает исторический опыт - они явление приходящее, а вот независимый суверенитет - это постоянно действующие факторы. Независимость как беременность. Или есть суверенитет, или его нет. Она порушена. Причем порушена со стороны Армении. Поэтому позиции Азербайджана уже были сильнее всегда. Но вопрос в другом: Азербайджан не всегда обладал возможностью воспользоваться в полной мере этим своим преимуществом. На данный момент позиции Азербайджана усиливает серьезно очень активные дипломатические заботы его президента, в работе, которого мы улавливаем новые коррективы во внешнеполитических направлениях. Я уже не говорю о том, что Азербайджан по общему признанию превратился в сильного игрока, ведущее государство с точки зрения экономического развития, активной политики, его договороспособности. Ни на Грузию, ни на Армению в мире особенно не полагаются с точки зрения договоров. А Азербайджан если договаривается, выполняет все свои обязательства. По целому ряду факторов, Азербайджан, несомненно, сильнее. Нас всегда смущал военный фактор, но с точки зрения чисто военной мощи, Азербайджан не уступает Армении, может даже превосходит. Но, есть и другой критерий – боеспособность армии, который измеряется только на поле боя. А поле боя исключается обязательствами, которые взяли на себя стороны и международными договорами, который Азербайджан должен признавать.

 

- Вчера президент Путин заявил о создании единой системы ПВО с Арменией. Какой дисбаланс может создать между Арменией и Азербайджаном это? И насколько адекватно выступать с такими заявлениями, предпринимать такие шаги стране, которая занимается урегулированием конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ?

- В отношение поддержки – это вопрос сложный. Мы видели на всех этапах этого конфликта, как вела себя Москва; Москва - советская, Москва - российская, Москва - ельцинская, Москва - путинская. В принципе, особой разницы нет. Всегда симпатия Москвы так же, как и симпатия США, европейских государств, была на стороне Армении. Другой вопрос в том, что ситуация все время менялась. На первом этапе, в горбочево-ельцинский период, Россия была виновата уже тем, что шла на поводу США. В угоду им она поддерживала армян. Карабахская проблема, война, развязывание узла - это было не чисто российским проектом. Тем более, что на определенном этапе Азербайджан тоже не очень проводил гибкую политику. В результате, Армения усилилась, благодаря прямой поддержке России. Сейчас все эти факторы продолжают действовать. Россия не так своевольна, как иногда нам кажется, и как бы ей хотелось. Но то, что сейчас сделала она, то есть Путин уже декларировал, что Армения будет включена в единую ПВО России, а фактически Таможенного союза, это серьезно меняют ситуацию потому что, в общем-то, это делает Армению неуязвимой в военном отношение по многим параметрам. Но, я не думаю, что это единственное, чем продиктовано желание России произвести этот проект. Есть чисто экономический фактор. Включая Армению в единую систему, Москва как бы говорит официальному Баку, что: «Вот, вы покупаете где-то в Европе, в Украине вооружения, а теперь вам придется считаться с нами. Покупайте у нас. Мы создали единую систему ПВО, и вам придется самим ее создавать. Или надо обратиться в НАТО, или к Китаю, который я не знаю точно, в состоянии ли восполнить это, или к России».

Это усиление торгово-экономического технологического фактора России, с которым придется считаться. Это ставит ряд серьезных вопросов перед азербайджанской дипломатией. Это вызов. Нужно будет дать адекватный ответ. Он , я думаю, кроится в политике равной удаленности, которая вырисовывается сейчас в действиях Ильхама Алиева. У нас нет желания вступать в Таможенный союз, но в то же время мы не хотели бы участвовать в противопоставлении ассоциализированного членства в Евросоюзе с пребыванием в Таможенном союзе. Это очень гибкий подход к проблеме, которая делает ее автору честь.

 

- Во время визита президента Алиева в Украину, которая накануне отказалась от российского газа, обсуждались в частности вопросы поставок азербайджанского газа…

- Это старые проекты. Азербайджан сделал это в тот момент, когда Украине нужна была какая-то поддержка. От этого никуда не уйдешь. И стоит подождать, что последует из этого. Как говорят, еще не вечер, поживем до 27 числа и посмотрим, как поведет себя Янукович. Его трудно отнести к твердо позиционирующим себя политикам. Он достаточно часто менял свои позиции. Он тоже оказался зажатым. Ему приходится сделать все, чтобы выжить в этой ситуации лично, и найти для Украины приемлемый вариант развития.

 

- Можно ли предположить, что президенты Янукович и Алиев сумели согласовать свои позиции против евразийских проектов и России?

- Это не точная формулировка. На Украине есть круги, люди, которые против России. Россия все–таки продолжает оставаться большой величиной, входит в пул мировых центров сил. И все вынуждены считаться с государством, во много превосходящее Азербайджан по своей мощности, своим политическим, экономическим и другим возможностям. Вступая в контакты с Януковичем, Алиев добивается как опытный политический игрок усиления своих позиций перед возможными предстоящими вопросами, которые задаст ему Москва и которые раздадутся из Брюсселя. Пока все находится на стадии выработки позиции. Мы не знаем, чем это обернется, как это практически будет реализовано и так далее. Алиеву нужно думать об усиление своих позиций, чем он и занят. И я не думаю, что это направлено против России. Это, так сказать, интерпретации.

 

- В начале беседы вы сказали, что президент Алиев внес коррективы в свою внешнюю политику. Как считаете, будет ли ясно выделяться его внешняя политика? Возьмет ли конкретный внешнеполитический ориентир Азербайджан?

- И Алиев, и министр иностранных дел, и повторяющие их ряд политических деятелей достаточно определенно высказались на этот счет. Позиция Азербайджана заключена в политике равной удаленности, и в одинаковой широкой сфере сотрудничества с обеими сторонами. И она вызвана, не будем лукавить, инициативой самого Азербайджана. Но есть обстоятельства, которые принуждают Азербайджан к этому. Не нужно было России так открыто помогать Армении, лишать суверенитета Азербайджана, потворствовать агрессии, да и Западным странам, которые до сих пор остаются на стороне Армении. Поэтому Азербайджан вынужден так действовать. Он не может находиться в ТС, поскольку одним из основных членов этого союза является Армения, которая не желает отказаться от территориальных претензий и от агрессии. Азербайджан не может стать ассоциативным членом ЕС по той простой причине, что это осложнило бы его отношения с Россией. Это надо понимать. Потому что Азербайджан находится в состоянии войны с Арменией, которую Запад своими объединенными силами не желает покончить. Позиция Азербайджана понятная: она вынужденная. Если удастся нащупать и реализовать замысел такого поведения, то, я думаю, Азербайджан получит достаточно большие возможности для маневрирования и для укрепления своих оборонных способностей.

 

- Азербайджан, как отмечают эксперты, все эти годы исполнял роль надежного партнера, не допускал срывов по взятым экономическим обязательствам. Об этом не однократно отмечали союзники страны. Но сложилась парадоксальная ситуация. Почему при всем этом, мировые страны симпатизируют Армении?

- Не бывает фактических крупных общественных проблем, ситуаций, когда действует один фактор. В конфликтных - всегда задействованы несколько факторов. Наиболее важнейшие из них - это исторические, религиозные, конфессиональные, но, которые реанимируются и усиливаются ввиду важнейших политических факторов и геополитических устремлений основных мировых игроков. Прикаспийский регион в очередной раз своей истории стал центром притяжения разных противоборствующих сил. В результате очень удобно пользоваться и Арменией, и Азербайджаном. Армению -оберегать, а Азербайджан успокаивать, мол, мы поможем. В результате обе страны оказываются в состоянии зависимости. То есть это сказывается на решении многих вопросов - на социальном прогрессе, на экономическом развитии. Азербайджану, к счастью, удается выбираться из этого. Хотя проблемы демократии в значительной мере связаны именно с продолжении агрессии Армении. Если бы не агрессивная Армения, то Южный Кавказ, я думаю, спокойно перешел бы в эпоху своего расцвета.

К сожалению, территориальные претензии Армении, ее параноидальная идея и желания вернуть мифическое государство, затащила и Армению, и Азербайджан в эту пропасть нескончаемой борьбы, из-за которой рушатся многие планы. Американцам нужно реализовать свой геополитический проект "Большого Кавказа", им необходимо взять под контроль едва ли не все нефтяные ресурсы мира, а это предполагает гегемонизм. А Россия понимает, что усиление американского влияния на Кавказе, означает практически отход региона и новый этап расчленения и распада России. Я внимательно слежу за российской прессой, аналитиками. Мнения о том, что Россия катится к этому часу, достаточно устойчивое и распространенное. Хотя стоит признать, что Путину удалось на определенном этапе остановить страну от распада, он сделал почти невозможное. Но теперь для осуществления нового рывка нужны новые силы, новый курс, что, в общем-то, не прослеживается. Возможно, это вопрос времени, но на данном этапе мы видим, что Россия яростно сопротивляется всему тому, что региону желает навязать Америка. И это для нее вопрос жизни или смерти. Армению, Грузию все рассматривают как некий христианский барьер в этой тюркской, мусульманской зоне. Указание на это имеется в политике Америки, и это сближает ее позиции с Россией. Хрупкая стабильность на ситуации на Южном Кавказе, начиная со времен Советской власти, держалась на определенном балансе сил. И никто никогда не скрывал этого.

 

- Вопрос может показаться вам банальным, но стоит ли ожидать в ближайшее время серьезных подвижек в решении карабахской проблемы?

- Я полагаю, что этот вопрос прояснится после того, как произойдет соответствующая перегруппировка сил и устоится ситуация в связи с ожидаемыми событиями. Это создание Таможенного союза, и включение новой группы государств в ассоциативное членство с ЕС. А по большому счету, конечно, все эти телодвижение политиков, напрямую связаны с перспективами евразийского союза. Если России удастся сколотить какой-то самодостаточный союз на своих просторах, это уже будет один результат, но, если отколется и уйдет из-под ее влияния Украина, то это создаст серьезные проблемы перед евразийскими потугами. Сам проект будет под серьезным вопросом. Потому что Украина очень важна для нее. Евразийский проект проектируется на основе трех славянских государств, плюс Казахстана, который на половину почти тоже славянский. И, если Украина откалывается, то вся конструкция проекта теряет свою устойчивость.

 

- Мелькают сообщения о том, что Россия предоставит Азербайджану Карабах, если мы войдем в Таможенный союз... Как вы относитесь к подобным мыслям?

- Никто не предлагал нам этого. Это чисто досужие размышления за чашкой чая у себя дома. К этой идее можно подойти, но к ней можно подойти, соответственно договорившись на эту тему и с Арменией. Потому что такое телодвижение России сразу подвигнет Армению изменить курс, и она найдет более надежных союзников на Западе, чем Россия. Такой размен, разве что теоретически пока что возможен.

 

- А накануне прозвучали заявления о возможности открытия армяно-турецких границ…

- Турки готовы, но для этого Армения должна сделать соответствующий шаг, который позволил бы Азербайджану дать добро на это. Потому что Азербайджан связан с Турцией многими соглашениями, кроме декларируемых нами чувств братства. Есть еще конкретные политические, экономические договоренности, с учетом которых Турция ведет переговоры с Арменией. Как она может вдруг развернуться. Такие вещи в политике не прощаются…

 

- Но раз так, то почему Азербайджан в отношении Турции не отменил визовый режим?

- Это связано со многими факторами, о которых не принято говорить.

 

- Какими именно?

- Это откроет для Азербайджана проблемы связанные с безопасностью. Проблем связанных с наркотрафиком. Надо сказать, что нейтрализовать эти вопросы, обойти их можно договорившись с теми теневыми структурами, которые стоят за этими проблемами. В случае отмены визового режима, то в Азербайджан хлынет огромный поток людей, будет также и товарный поток. Есть серьезнейший исламский и курдский фактор, который на глазах превращается в большую геополитическую проблему. Все равно придется прийти к этому. Власть хочет все же серьезно подготовиться этому. Сам армянский фактор тоже немало способствует отмене этих ограничений. Армяне могут прилетать в Азербайджан. Когда я работал в центральном руководстве, как-то раз приехала иранская делегация. Сидел Рафсанджани и к нему подводит бумаги один из его советников. Не надо было быть большим антропологом, чтобы увидеть, что его советник армянин.

Тут есть много тонкостей, которые на государственном уровне обязаны помнить и учитывать.

 

- Спасибо за беседу.

- Пожалуйста.

 

Беседовал Эмиль Мустафаев, фото и видео - Илькин Зеферли

  
Количество просмотров: 3577

Материалы сайта защищены авторским правом.
При использовании материалов сайта ссылка необходима