Вторник, 29 Октября 2013 // 21:54
ГЛАВНАЯ //Политика

«Если кого-то интересуют деньги в моем кармане, то честно отвечу, что среди них есть и азербайджанские нефтедоллары»

29 Октября 2013 20:00 - Политика. Прочитано - 1210 раз(а)
«Если кого-то интересуют деньги в моем кармане, то честно отвечу, что среди них есть и азербайджанские нефтедоллары»

Российский политаналитик: «Никто ведь не отрицает, что учреждение Мартынова  издавало книгу на деньги московского бюро «Дашнакцутюн»»

Эксклюзивное интервью с известным российским политаналитиком, кандидатом исторических наук Олегом Кузнецовым.

- Олег Юрьевич, позвольте поздравить Вас с презентацией книги «Правда о «мифах» карабахского конфликта», состоявшейся вчера в пресс-центре издательского дома «Аргументы и факты». Первый вопрос: как прошла презентация?

- Благодарю! На мой взгляд, презентация книги прошла в очень благожелательной атмосфере, количество представителей средств массовой информации зашкалило все разумные и неразумные пределы. Аккредитацию на презентацию только по линии пресс-центра «АиФ» прошли 31 журналист из 16 масс-медиа, причем, присутствовало даже турецкое государственное телевидение. Сотрудница пресс-центра «АиФ», которая отвечала за техническую сторону презентации, отметила, что никогда не видела такого количества журналистов, пришедших на презентацию книги. Помимо представителей прессы пришли вполне уважаемые люди – ученые и общественные деятели с именем, хорошо известные в общественных и научных кругах.  

- Приняли ли участие в презентации оппонировавшие Вам директор «Международного института новейших государств» Алексей Мартынов и политолог Станислав Тарасов?

- К сожалению, нет, хотя каждого из них я приглашал лично. Алексей Анатольевич Мартынов в ответ на мое приглашение в переписке по электронной почте разразился в мой адрес нецензурной бранью, что не делает ему чести (выражения, высказанные им в мой адрес, я повторять не буду), грозился пожаловаться на «мою выходку» неким «старшим товарищам» (непонятно каким), но после резкого, но корректного ответа, как говорится, сбавил обороты и ругаться перестал. В итоге он не посчитал нужным прийти на это мероприятие. Однако в числе зарегистрировавшихся участников презентации был сотрудник возглавляемого Мартыновым учреждения, который не проявлял никакой активности, но старался фиксировать на аудио и видеоносители содержание презентации. Такая линия поведения вполне адекватна и прогнозируема, но на то мы и реализуем идею открытого общества, чтобы позиция каждого человека была известна и понятна.

- Наверняка на презентации присутствовал кто-то из тех, кто придерживается армянской точки зрения на Карабахский конфликт? Задавались ли Вам с их стороны провокационные вопросы?

- Да, на презентации присутствовали те, кто поддерживают армянскую сторону в Карабахском конфликте. Естественно, с их стороны вопросы на презентации прозвучали, но я не стал бы называть их однозначно провокационными. В частности, в финале мероприятия свое отрицательное мнение о моей книге попытался довести до аудитории Вадим Гомоз, который позиционировал себя как автор самой популярной в 2012 году статьи в русскоязычной Википедии под названием «Геноцид армян». Свое выступление он начал с критики моих формулировок и оценок, которые были представлены мною в книге, не касаясь при этом конкретных фактов. Это продолжалось достаточно длительное время, примерно 10-15 минут, чтобы высказать свои претензии. Однако ситуация стала выходить из-под контроля, поскольку присутствовавшие на презентации азербайджанские журналисты стали выражать свое неудовольствие поведением моего оппонента. Такая реакция журналистов, людей предметно-прагматических, мне вполне понятна, они не любят многословных интеллектуальных витийствований, их интересуют вполне конкретные и точные оценки и формулировки, а поэтому вникать в нюансы и оттеки смысла мировоззренческой дискуссии у них желания явно не было.

После мероприятия мне удалось поговорить с Вадимом, и он произвел на меня очень благоприятное впечатление. Конечно, человек он образованный, начитанный, но со своей специфической идеологией и мировоззрением. В принципе, у каждого оно есть, каждый имеет право на свою точку зрения. Ни я и никто другой не может осуждать его за любовь к армянам и их национальной истории. Поэтому у нас в принципе не получилось бы научного диалога, а вышел бы разговор глухого со слепым, слишком разные у нас теоретические подходы и взгляды.

Например, я считаю армян до появления у них государственности в 1918 году религиозной сектой или церковью, постольку таковыми они были с точки зрения законодательства Российской и Османской империй, а никак ни нацией с тысячелетней историей. У меня историко-правовой взгляд на этот вопрос. У него же явно выраженный культурологический подход, и он исходит из суммы упоминаний об армянах в различных материальных, нарративных и письменных источниках. Он считает армян богоизбранным народом, ведущим свою родословную чуть ли не от Ноя, я же – разноплеменной сектой мусульманской ойкумены, пребывавшей до XIX века в условиях теократии духовенства, когда основная масса ее представителей жила в поистине скотских условиях, о чем свидетельствуют этнографические материалы, в том числе и ученого секретаря Императорской Российской академии наук профессора Н.Ф. Дубровина.

Главное, что, несмотря на свои придирки к моей книге, вполне справедливые на его взгляд, Вадим Гомоз не отрицал факта того, что Станислав Тарасов вольно или невольно, но занимался фальсификацией исторических документов и использовал в качестве источника текстов сборник документов «Геноцид армян: ответственность Турции и обязанность международного сообщества», в свое время выпущенный Армянским институтом международного права и политологии при Союзе армян России, в котором эти фальсификации и фабриковались, и что господин Тарасов никогда никакого отношения не имел к архивным изысканиям. Также он не отрицал того, что финансировавшее издание «Мифов о карабахском конфликте» «Русско-армянское содружество» является филиалом партии «Дашнакцутюн», что недопустимо с позиции норм российского федерального закона «О политических партиях», а поэтому «Международный институт новейших государств», принявший финансирование с их стороны и издавший сборник статей С. Тарасова, в силу этого уже является «некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента» и в соответствии с федеральным законом «О некоммерческих организациях» подлежит включению в соответствующий реестр, который ведет Министерство юстиции Российской Федерации.

В этом я вижу главный конструктивный результат презентации своей книги. По сути, Вадим Гомоз был согласен со мной, что каждый гражданин России имеет право быть армянофилом, но для этого он не должен нарушать национального законодательства, как делают это Алексей Мартынов и возглавляемый им «Международный институт новейших государств», а также  их главный финансовый спонсор – Юрий Навоян и  возглавляемое им «Русско-армянское содружество». Словом, можно любить кого угодно и как угодно, но строго в рамках закона.

- Любой, кто выступает со своей, отличной от армян, точкой зрения на армяно-азербайджанский конфликт, сразу же записывается армагитпропом в «жертвы икорной дипломатии». Вам, как автору книги «Правда о «мифах» карабахского конфликта», уже пришлось столкнуться с подобными обвинениями со стороны армян?

- Со стороны армян – не сталкивался. Зато столкнулся с обвинениями со стороны российских экспертов, в частности, со стороны Алексея Мартынова. Меня обвинили в том, я продался за азербайджанские нефтедоллары. Подобная реакция ожидалась. Это нормальная реакция людей, которые живут по тем же нравственным принципам. Никто ведь не отрицает, что «Международный институт новейших государств» издавал книгу на деньги партии «Дашнакцутюн». Вернее, на деньги Русско-армянского содружества, которое является московским бюро партии «Дашнакцутюн». Если люди позволяют себе действовать на таких основаниях, и это считают нормальным, то они могут считать вполне разумным и естественным, что есть другие люди, которые, подобно им, должны работать на азербайджанские деньги, нарушая при этом российское законодательство и уподобляться при этом Сатане, который, согласно словам Евангелия, есть «лжец и отец лжи».

Если кого-то интересуют деньги в моем кармане, то вполне честно могу ответить, что среди них есть и азербайджанские нефтедоллары. Иных долларов у Азербайджана нет, не в манатах же, право слово, мне получать гонорары? Я получаю гонорары от азербайджанских СМИ за свои публикации, продавая им авторское право на использование результатов своего интеллектуального труда, налоги за это всегда и везде платит покупатель. Этот процесс происходит строго в рамках норм цивилистики или гражданско-правового оборота, в этом нет ничего предосудительного или противозаконного. Я пишу то, что думаю, и это нравится азербайджанской аудитории, но при этом я не искажаю злонамеренно тексты документов и не нарушаю законов. Вот в чем состоит главное отличие между мной и Станиславом Тарасовым или Алексеем Мартыновым. Я не вру, а они – врут.

- «Правда о «мифах карабахского конфликта» - Ваша первая книга об армяно-азербайджанском конфликте. Следует ли ожидать выхода из-под Вашего пера новых книг о Карабахском конфликте?

- Я уже ответил на подобный вопрос вчера. Придется ответить еще раз: моя книга не посвящена армяно-азербайджанскому конфликту. Мне проблематика Карабахского конфликта мало интересна с научной точки зрения. Если азербайджанцы потеряли Нагорный Карабах, то это их головная боль, и это их обязанность возвращать себе Карабах тем или иным путем.

Моя книга посвящена критическому разбору содержания книги Станислава Тарасова «Мифы о карабахском конфликте», в которых он искажает или прямо фальсифицирует содержание исторических событий и документов российской дипломатии, связанных с периодом вхождения Закавказья в состав РСФСР и Союза ССР. Моя книга – о нравственной деградации, профессиональной беспринципности и некомпетентности конкретных представителей российской исторической науки, который удалось на конкретных фактах и материалах поймать за руку. Нагорно-карабахский конфликт – это только фон для этого. Такими «историками», как Тарасов, российской исторической науке наносится нравственный, имиджевый ущерб. В своей книге я на основе конкретных архивных документов доказал лживость суждений Тарасова, в том числе и о том, что якобы Карабах принадлежал Армении, входил в ее состав, а Азербайджану его передал Сталин.

Что же касается моих ближайших планов, то я планирую написать монографию, касающуюся русско-персидских войн и проблематики Гюлистанского мира.

Бахрам Батыев

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА

Online 945