Share...
13 Jul 2013 22:23

Вы читаете bb_msu

Армия

То, что нас не убивает, делает нас сильнее.

8 ноября по нашей инициативе и при нашем непосредственном участии состоялась отчётно-выборная конференция Объединённого Студенческого Комитета МГУ. Что такое ОСК? Это вопрос не риторический: как выяснилось в ходе подготовки конференции, подавляющее большинство студентов МГУ просто не знают, что такое ОСК. По идее это организация студенческого самоуправления, которая существует дабы скрасить студентам жизнь в общежитии: решать бытовые проблемы, улучшать условия проживания, организовывать культурную жизнь, защищать интересы студенчества перед администрацией.

Почему мы добивались созыва конференции? Потому что она не проводилась уже 6 лет, хотя должна созываться не реже раза в 2 года. Потому что у ОСК давно нет общеизбранного председателя и исполкома (избираются и утверждаются Конференцией). Потому что ОСК превратился в "вещь в себе", которая почти не взаимодействовала со студкомами факультетов (как признак тесного сотрудничества один из представителей ОСК назвал расклейку объявлений ОСК председателем студкома - и смех, и грех). Потому что он, хотя и не сидел без дела (в основном организовывались спортивные и культурно-развлекательные мероприятия), фактически перестал осуществлять функции органа самоуправления. Несмотря на значимость момента, однако, конференция больше напоминала бои без правил.
"Вдруг" выяснилось, что:
  •     Устав ОСК составлен, мягко говоря, юридически неграмотно (это ещё помимо того, что он отсутствует в открытом доступе) --  на основании него невозможно регулировать деятельность ОСК и работу конференции;
  •    Положение о выборах ОСК (которое также отсутствовало в открытом доступе), подписанное "и.о. Председателя ОСК (неизвестно кем назначенного, ибо полномочия законно избранного председателя истекли ещё в 2004 году)"  также юридически неграмотно и приводит к конфликтной ситуации;
  •    Из-за несвоевременного оповещения и отсутствия достаточной информации студкомы многих факультетов не смогли должным образом подготовиться к участию в конференции,  --

по всему было видно, что ОСК рассчитывал тихо-мирно обойтись формальным междусобойчиком, дабы избрать своего уже заранее назначенного "преемника".  Однако этого не получилось, и в виду полной невозможности апеллировать к чему-нибудь более-менее общепризнанному и легитимному, работа конференции шла "как попало", когда всё упирается в личный авторитет и нахальство представителей той или иной стороны.  

Почему-то ведущим конференции стал бывший председатель ОСК Игорь Лилеев, избиравшийся аж 2002 году (полномочия истекли в 2004), а действующий "и.о." как-то отошёл на второй план. Первым, что он поведал собравшимся, было решение переделать Устав, но поскольку на подготовку  нового проекта нужно время, постановили в конце марта созвать ещё одну конференцию. А потому и председатель на этом заседании должен избираться не на 2 года, а на "испытательный срок" -- до следующей конференции.  

Недюжинный актёрский талант проявил председатель студкома ДСВ Максим Гранников: возмущаясь весьма запоздалым оповещением о конференции и незнакомством её организаторов большинству участников, он так вжился в образ "агитатора, горлана, главаря", что председатель мандатной комиссии, опасаясь срыва конференции тут же  выделил ему и его товарищам бюллетени  для голосования. Вообще, судя по лицам представителей ОСК и Студенческого Союза (они тоже присутствовали) было заметно, что страх срыва конференции не покидал их вот уже несколько дней (на это одним своим видом намекали и "кем-то" приглашённые сотрудники милиции,  околыши фуражек которых красноречиво краснели на задних рядах). В дальнейшем - вероятно, из соображений "как бы чего не того" -- Максим Гранников стал "по ходу пьесы" и одним из кандидатов в председатели ОСК, хотя по Положению о выборах это надо было обсуждать в 20-х числах октября...

Впрочем, как уже говорилось, Положение о выборах само представляло собой "юридический казус".  Например, там содержался такой пункт, что делегаты, имеющие право голоса, отбираются собранием проживающих в общежитии студентов того или иного факультета, а в отсутствие собрания - назначаются председателем студкома факультета. Однако есть один нюанс: протокол собрания должен быть заверен заместителем декана по работе в общежитиях. А, спрашивается, что делать, если он не захочет подписывать этот протокол? Его ведь никто ни к чему не обязывает: захочет - подпишет, не захочет - не подпишет.  Интересное  получается "студенческое самоуправление".

Некоторые факультеты предоставили две группы делегатов-выборщиков: от студкома и от собрания (что видимо очень задело некоторых представителей ОСК, поскольку они, места себе не находя, всячески сомневались в студенческой инициативе, задавали подчёркнуто провокационные вопросы и другими способами палки в колёса вставляли).  Это стало ещё одним поводом для конфликта.  Кому-то из оргкомитета подписи замдекана вдруг показалось мало: захотели, чтобы лично подтвердил. Сходили - подтвердил. В другом случае, оказалось, что замдекана по работе в общежитиях отказал в подписи (без объяснения причин), но зато подпись поставил замдекана по учебно-воспитательной работе. Тут же "законники" из ОСК поспешили признать его визу недействительной, а "инициативу снизу", поддержанную собранием 62 студентов, - ничего не значащей. Впрочем, в ходе словесной перепалки выяснилось, что на выборах студкома (чей председатель взял на себя смелость говорить от лица всех студентов факультета), возглавлявшего альтернативную делегацию, людей было в несколько раз меньше (зато деканат доволен), а сами студенты о них и не слыхивали. Время шло, обстановка накалялась. Пред лицом вновь нависшей опасности срыва конференции оргкомитет поставил на голосование вопрос о распределении бюллетеней поровну между спорящими делегациями.  Уверенным большинством тех, кому уже повезло получить бюллетень, этот вопрос был решён положительно. Впрочем, так или иначе, основная часть делегатов с правом голоса были членами студкомов.

Наконец, после двух часов подобных прений, споры были улажены, избран президиум, счётная комиссия. Перешли к заслушиванию отчёта "и.о. председателя ОСК" Игоря Николаева и "программных речей" кандидатов.  Их было трое: кандидат от ОСК Камиль Девличаров(заместитель действующего "и.о. председателя"), кандидат от РОО "Отвага" Николай Трифонов и кандидат от студкома ДСВ-ДСЯ-ДСК Максим Гранников, своего рода тёмная лошадка, гвоздь программы конференции. Каждому кандидату было задано много вопросов (благо, нерешённых проблем у нас хватает: от несовершенства пропускной системы до прокладки официальной локальной сети и этнической преступности в ДАСе), и никто, к сожалению, чётко не раскрыл для чего он идёт на выборы, что сделал на старом посту и что собирается делать на новом - сказывались нервное напряжение, недостаточная подготовка и перекроенный на ходу регламент конференции.

Наконец дошло до выборов. Несколько насторожило замечание, что число розданных бюллетеней превышает число участников в зале, но на это закрыли глаза. В результате тайного голосования с большим отрывом (несмотря на отсутствие широкой известности в массах) победил К. Девличаров: 39 голосов (было видно, как у представителей ОСК гора свалилась с плеч) против 25 у Н. Трифонова и 24 у М.Гранникова. И если "электорат" первых двух в основном определился с выбором ещё до начала конференции, то третий большинством своих голосов обязан своим ораторским навыкам: надо признать, они у него так же на высоте, как и актёрские. Впрочем, как бы то ни было, желаем успехов новому председателю в работе и успешного выполнения взятых обязательств в течение испытательного срока.

Вместо эпилога.

Формально традиции студенческого самоуправления восходят корнями к концу XVIII -началу XIX веков, когда строившиеся по образу германских российские университеты переняли и опыт студенческих организаций. Создавались студенческие общества, кружки, корпорации, конвенты,  собрания проводились с открытым голосованием и общим правом голоса (в отличие от нынешней ситуации, когда делегаты избираются, а в большинстве случаев - назначаются, по неким смутным и мало кому известным правилам), существовали и суды чести (чего нам сейчас определённо не хватает).  К концу XIX века возникает институт выборных старост, появляются иерархическая структура органов самоуправления, органы хозяйственного самоуправления, кассы взаимопомощи, студенческие газеты и даже студенческая милиция. 

В течение всего этого времени органы студенческого самоуправления неизменно основывались на принципах самоорганизации (даже в случаях, когда инициатива исходила от профессоров), независимого волеизъявления "снизу", следования студенческому кодексу чести, взаимного уважения и невмешательства администрации в дела студентов по внеучебным вопросам.

Эта система самоуправления была ликвидирована после установления советской власти: "Правительство считает весьма вредным существование независимого и организованного студенчества, мыслящего и действующего самостоятельно. Власти необходимо безоговорочное подчинение - и оно его добьется". И оно его добилось. "Принятые в 1921-1922 годах приказы и положения о реформировании высшей школы полностью исключали принцип выборности, принцип участия студентов в управлении ВУЗом, автономию высших школ, ввели мероприятия "по фильтрации студентов к началу учебного года согласно их политической благонадежности", что привело к фактической ликвидации высшего профессионального образования (и присущего ему студенческого самоуправления) старого образца.

Создаваемые же новые организации, с жесткой системой подчинения вышестоящим органам и партии, смутно представляли себе, как решить поставленную перед ними задачу. Созданный в 1918 г. Российский Коммунистический Союз Молодежи (РКСМ), хотя и представлял себе конечную цель - построение коммунизма в стране, но не мог определить траекторию движения к цели, задачи, которые необходимо поставить перед студенчеством, разработать акценты мотивации студентов."(источник см. ниже).

В 60-е годы органы самоуправления начали возникать заново (нынешний ОСК, например, ведёт свою историю с 1969 года). Правда они не представляли самоуправления в полном смысле слова, т.к. учреждались сверху и не были независимыми (существовали в рамках комсомола), тем не менее, по "дошедшим до нас историческим свидетельствам" студенческая жизнь советских времён отличалась от нынешней гораздо большей активностью и позитивом. 

прошли года, власть сменилась, а тем временем проведенное в 2006 году анкетирование 947 аккредитованных вузов показало, что сегодня студенты участвуют в управлении не более чем 20 процентов учебных заведений. Во-первых, в ряде вузов каких-либо студенческих органов просто не существует, а во-вторых, многие студенческие союзы сегодня занимаются исключительно досугом, а не выражением интересов студенчества. В 72 из проанкетированных вузов они к тому же и назначаются ректором.

(Исторический экскурс подготовлен по материалам сайта http://sam.fizteh.ru/analysis/ , и в частности статьи http://sam.fizteh.ru/analysis/history_ss.html  )

 

Итак, что же мы имеем на данный момент? Основываясь на личных наблюдениях и отзывах знакомых участников конференции (от первокурсников до аспирантов; большинство из них участвовали в подобном мероприятии впервые - тем сильнее стали их впечатления), можно сделать не слишком утешительный вывод: вместо полноценного студенческого самоуправления в МГУ налицо реализация самого, как говорится, совкового подхода к этому вопросу, повторение опыта раннего СССР. Официальным статусом обладают фактически "карманные" организации при ректорате/деканатах, которые помимо того, что не имеют более-менее реальных полномочий и авторитета в студенческой среде, занимаются в основном культурно-развлекательной работой, не беспокоя лишний раз администрацию решением реальных проблем студенческой жизни. Превращаются в "приятные междусобойчики" с круговой порукой. Получается болото. Это, конечно, не афишируется, но видно со стороны невооружённым глазом, студенты об этом знают (чем зачастую объясняется снобизм по отношению к различным т.н. активистам).

Впрочем, отдельные факультетские студкомы и профкомы действительно занимаются полезной работой со студентами, но тут всё держится на энтузиазме и "пробивной способности" конкретных людей. Общеуниверситетской надёжно работающей структуры, системы студенческого самоуправления  нет. И это факт.

Данный этап -- стартовый. Мы всколыхнули болото - движение пошло, пришли новые люди, новые взгляды, новые силы. Надо только не дать застою вернуться. Да, при подготовке к конференции нами были допущены ошибки -- первый блин комом,  -- мы их анализируем и не намерены опускать руки. В здоровой молодёжной политике и активности на самом деле нуждается не только университет, но и вся страна в целом.  "Кто, если не мы?" -- таков должен быть наш девиз. 


Примечание: ДСВ, ДСК, ДСЯ, ДАС, ДС, ФДС -- сокращённые названия студенческих городков МГУ.



Comments

Метки